Домой / Истории / Дыхание

Дыхание

Да, я не от мира сего и весьма странный. Давно хотел сделать это. Не знаю почему, но невидимая сила манила меня туда. Вечер пятницы. Как обычно я приехал домой, погрел ужин и на десерт съел лежавшее в холодильнике пирожное. Полистал ленту новостей, дабы скоротать время до полуночи. Искра ожидания пробегала по телу. Еще немного, потерпи. Сработал будильник на телефоне. Пора.

Налил в термос кофе и достал из тумбочки в прихожей две пачки сигарет и новую зажигалку. Проверил ее, чиркнув по ней пальцем. Огонь был. Заменил батарейки в фонарике на новые, положил в рюкзак и все. Я готов. Самое близлежащее кладбище было в пятнадцати километрах от меня.

Чтобы не привлекать внимание к себе, заказал такси к дому, что находился в квартале от цели. Нет, я не знал кто живет в этом доме и даже на улице это никогда не был. Но мне не нужны были лишние вопросы от незнакомца. Водитель оказался молчаливым. Тишину поездки разбавляла музыка, играющая по радио. Расплатившись с водителем я вышел и закурил. Проводил взглядом уезжающую машину, посмотрел на чистое небо, полное звезд. Докурив, бросил бычок на остывающий в объятиях ночи асфальт и пошел по направлению к кладбищу. Чудесная ночь, луна была полной и ярко светила. Фонарик был не нужен.

Пройдя минут пять по пустой улице я вышел к ограждению. Вот она- заветная цель. Оглядевшись по сторонам, убедился, что никого рядом нет и с легкостью перемахнул через забор. Не правильно это, не по христиански, но я не хотел наткнуться на сторожа.

Какое же большое кладбище. Я медленно пошел по тропинке среди могил, поворачивая голову по сторонам. Гранитные плиты переливались под светом, падающим с неба, а вот кресты смотрелись жутковато. Почему я хотел прогуляться ночью по кладбищу? Наверное, потому что здесь тысячи жизни, тысячи историй. Только представьте, сколько они могли бы рассказать, сколько они пережили и сколько не успели. Совсем юные и очень старые. Все здесь нашли свой покой.

Я вновь закурил и табачный дым поднимался вверх, к небу, куда и их души. Ноябрьская ночь не радовала дружелюбием. Пар изо рта немного напоминал прозрачные души усопших, следующих за тобой. Благо я тепло оделся, даже перчатки захватил, потому что руки почти сразу же начал кусать мороз.

Тишина, спокойствие и безмятежность. Я гулял мимо гранитных плит уже несколько часов. Светало поздно, поэтому впереди было много времени. Немного подустав я повернул к одной из плетеных оградок. В этой части кладбища находились старые захоронения, дальняя часть его. Многие из могилок уже давно ни кем не убирались, засохшие поросли травы опутывали памятники и кресты, а краска на оградках была потрескавшаяся.

Калитка поприветствовала меня протяжным скрипом. Я присел на прогнившую лавочку с надеждой, что она не сломается подо мной. Не хотелось бы, чтобы эта ночь закончилась увечьями. Фотография была покрыта большим слоем грязи и лицо я разглядеть не мог. Лишь еле-еле, подсветив фонариком, пытаясь прочитать имя, но и его было не разобрать.

Луч я сделал слабый, боясь потревожить покой усопшего. Дата рождения начиналась с тысяча девятьсот и окончание было как будто вырвано. Да и дату смерти не разобрать. «Доброй ночи», произнес я. «Извините, что так вторгся к Вам. Но я немного подустал и был бы благодарен, если вы позволите немного перевести дух». Тишина дала положительный ответ. ​Достав термос, открутил колпак и налил туда кофе. Всем нутром я почувствовал горячий напиток, скользящий по горлу в желудок.

Вздохнув подумал «Какая жизнь была у вас, незнакомец или незнакомка?» Смотря на железный крест, не спеша допил кофе и убрал термос. Силы вернулись и я решил продолжить путь. Пройдя метров двести я увидел в дали силуэт и замер. «Неужели сторож!?» Паника охватила меня. «Стоять неподвижно или дать деру?» Сердце бешено колотилось, а ноги стали ватными. Да, живых я боялся, а мертвых — нет. И тут произошло то, чего я не ожидал. Женский голос, тонкий и спокойный. Она пела. Этот силуэт оказался девушкой и судя по голосу — молодой. Но что она тут забыла? Неужели, такая же странная как и я? Не знал, что делать. Бешеное сердцебиение все еще не утихало, выдавая, добрые 100-120 ударов в минуту. Мне стало очень жарко и я снял шапку. Слова стали слышны отчетливее. Почему я так не сделал раньше? Тупица, что сказать.

…Там слушал звон в последний раз!
И многих нет теперь в живых,
Тогда веселых, молодых!
Вечерний звон, вечерний звон!
Как много дум наводит он!

Голос манил меня, словно магнит, тянул подойти. Я закурил, быстрыми затяжками прикончил сигарету и сквозь страх пошел к ней. Видимо, заметив меня, силуэт перестал петь. Еще через пару шагов я смог разглядеть ее.т Белокурая девушка, на вид лет двадцати, с рыжими волосами. Но цвет ее глаз я разглядеть не мог, как будто в глазницах бездонная пустота, но они как будто и были. Страх с большей силой накинулся на меня. Дрожащими руками я потянулся за новой сигаретой. Она улыбнулась, глядя на меня. Её губы были тонкими и бледными от холода. Так мне показалось. Потому что голова моя была в тумане.

— Привет, что ты тут делаешь? — Тихим, успокаивающим голосом произнесла она. — Не бойся, я не съем тебя.

Видимо, мой страх отражался у меня на лице.

— Гуляю, а вы? — пытаясь сдержать дрожь в голосе, произнес я.
— Тоже гуляю, тут так спокойно. — Девушка развела руками, закрыла глаза и глубоко вдохнула воздух через нос.
— У вас приятный голос и поете вы прекрасно, — произнес я, что первое пришло в голову.

Она захихикала.

— Спасибо, приятно. Не против, если я составлю тебе компанию?
— А…нет, я… — язык запинался, а слова путались. Такого поворота я не ожидал. — Да, с удовольствием!
— В каком направлении пойдем? — спросила она, поворачиваясь по кругу и показывая руками, словно указателями.

Наконец страх более-менее спал. Сердечный ритм пришел в норму, а голова прояснилась.

— Давай туда. — Кивком головы указал ей путь.

И мы пошли.

— Тебе не страшно, здесь, одной, в это время?
— Нет, а кого здесь бояться то? — Хихикнула она вновь. — Мертвые не обидят, а из живых здесь сторож и то он заснул, как только закрыл ворота. Да и хороший он человек, добрый.
— Что занесло тебя сюда? Почему решилась?

Не отставал я с вопросами.

— А тебя? — Спросила она и посмотрела на меня. — Странные у нее глаза, и красивые и будто их нет. Или это уже у меня проблемы с головой.
— Я же первый спросил. Ну парни они…как это сказать то. со своими прибабахами. Адреналина хотят, экстрима, ощущений новых.
— Но ты не за этим здесь? — В ее голосе я почувствовал пронизывающий холод. Будто она читала мои мысли.

Я поднял голову вверх и ответил:

— Не за этим.

Она еле заметно кивнула.

Некоторое время мы шли молча.

Я вспоминал события последних лет и, почему-то захотелось прийти сюда. Я думал о суициде. И несколько раз уже пытался покончить с собой. Затем снова боролся с этими мыслями. Потом мне приснился сон. Мои похороны. Я видел все со стороны. Как выносят мой гроб, видел своих родителей. Чувствовал тоже, что чувствуют они. И с тех пор я решил жить, несмотря ни на что. Жить, пока болезнь, несчастный случай или естественный процесс не приведет меня сюда, к ним.

— Слушай, а тебе нравится петь? — Наконец разбив пелену тишины, произнесла она.
— Да, — усмехнулся я, — но только когда я один. Не наделен музыкальными талантами.
— И я любила. — Она на мгновение остановилась, играючи сделала оборот вокруг своей оси и пошла дальше. — И не важно, есть у тебя таланты или нет, пой, пой душой! А вообще расскажи о себе.

Я задумал, а что рассказать то? Но язык, словно отделился от меня и начал молоть. Про увлечения, про события, что случились со мной за последний год и те попытки…Говорил я долго, а она слушала внимательно, кивала и улыбалась. Было легко почему-то и беззаботно. И когда, в общем-то мой рассказ подошел к концу в кармане завибрировал телефон. Будильник, дающий понять, что пора идти домой. Я поставил его в беззвучный режим, чтобы не привлечь к себе внимание.

— Пора? — Произнесла она.
— Да, пора. — С досадой в голосе ответил я. — Приятно было познакомиться. — Я взглянул на нее и улыбнулся.
— Знаешь, не мы просили, чтобы нам дали жизнь, но и мы не в праве ее прекращать. Все мы часть большой вселенной, большого мира. У каждого есть хорошие и плохие моменты. Порой, бывает так тяжело. Но, наверное, это потому что мы постоянно смотрим под ноги, вместо того, чтобы поднять голову. Порой, нужно остановиться, посмотреть на небо и глубоко вдохнуть. Все мы часть бесконечности, бесконечного пути. Просто помни, что мы все звезды. И наш свет озаряет мир вокруг. Ты, я, они и все несем свет и тепло. Вокруг нас стало так много черных дыр, таящие в себе зло. Но ты, должен нести свет, дабы не дать черным дырам поглотить больше душ и сердец. Свети, чтобы ни было. Свети…

Девушка сняла свой поток и опустила голову. Из-под воротника куртки я увидел темно-бурые пятна, похоже на синяк, огромный синяк, опутавший шею.

— Живи, не повторяй моей ошибки. Там темно и холодно.

Она произнесла эти слова так тихо, что я еле-еле смог их разобрать. Неужели она тоже пыталась… Я чуть было открыл рот, но она, предвидя вопрос сказала:

— Пойдем, провожу тебя немного. И если ты не против, то пройдем этот путь молча.

Мы шли, в тишине. Я смотрел под ноги и тут до меня дошло — я не спросил как ее зовут. Оглянулся было открыв рот, но девушки рядом не было. Что? когда она успела уйти? А я идиот так и не заметил. Хотя, может это и к лучшему.

Оглядевшись по сторонам увидел знакомую могилку. Точно здесь то я и пил кофе. Хороший мы дали крюк. Но что-то с ней было не так. Приглядевшись получше я увидел на насыпи что-то очень напоминающее шарф. «Да ну, уже чудится все тебе» гнал я от себя дурные мысли прочь. Трава это в темноте так примялась.

Быстрым шагом я поспешил к ограде кладбища, чтобы побыстрее выйти к улице, на которой я вышел из такси и чтобы никто меня не видел. Пока шел я вспоминал ее глаза. Что-то все же в них было не так…Но что? В голове сверкнула мысль, что я давно не курил. Чиркнув пальцем по зажигалке, сделал глубокий вдох и выдохнул табачный дым. Дым…Убрал сигарету от рта, вдохнул воздух поглубже и выдохнул.

Пар…Вот на что! Из ее рта не шел пар, когда она говорила. Дышала. А ведь она так часто делала глубокие вдохи, наслаждаясь воздухом…Или давая понять, что она пришла с другой стороны… Страх сковал мое тело. Сигарета выпала из рук и искры тлеющего табака разлетелись по земле и я обессилено свалился на колени.

Пар…


Источник

Проверьте также

Тризна Отчаяния

Холодный не по сезону апрельский ветер трепал вялый костерок, примостившийся под бетонной крышей эстакады. Трое …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *